Савитри Деви, Гитлеризм и индуистский мир

Савитри Деви

Савитри Деви, греческая писательница


Савитри Деви, Греческая писательница
Греко-французская писательница, апологет глубинной экологии, прав животных, национал-социализма и гитлеризма. Во время Второй мировой войны занималась в Индии шпионажем в пользу Стран Оси. В 1960-е годы писала про права животных и стала одним из лидеров нацистского подполья.. В послевоенные годы она поддерживала связи и сотрудничала с Франсуазой Диор, Отто Скорцени, Йоханном фон Леерсом, Ганс-Ульрихом Руделем. Итальянский неофашист и идеолог наци-маоизма Франко Фреда называл её «миссионер арийского язычества». Также она была одним из учредителей Всемирного союза национал-социалистов. (Википедия)

Рамана Махариши – одного из величайших духовных лидеров современной Индии (он умер несколько лет назад) – однажды спросили, что он думает об Адольфе Гитлере. Ответ был коротким и простым: “Он – гнани”, то есть “знающий”, мудрец, благодаря собственному опыту осознавший “вечную истину, выражающую сущность Вселенной”; усвоивший иерархический характер ее видимых (и невидимых) проявлений во времени и вне его; видящий природу богов, людей и других существ, одушевленных и неодушевленных, в свете единственной невыразимой Реальности, стоящей за, внутренне присущей, и возвышающейся над ними всеми: Брахман-Атман индийских священных книг, записанных тысячи лет назад. Это подразумевает, конечно, знание великих законов проявлений, которые управляют рождением, жизнью, смертью, перерождением и освобождением от колеса рождений и перерождений всех существ, и как следствие – их фундаментального неравенства, включая народы и расы, неравенства душ, а также тел, и – на социальном уровне, борьбу за построение порядка, который был бы отражением этого неравенства, присущего вселенской, божественной иерархии – единства, образующего иерархическое разнообразие.

В устах столь совершенного брахмана (в этимологическом смысле слова: человека, реализовавшего Брахман-Атман в себе, и, следовательно, знающего истину) слово “гнани” не может значить что-то меньшее.

Это важнее, чем любое признание значения нашего Фюрера в истории. Это значит, что его уникальная роль в истории – лишь проявление чего-то более глубокого и трудного для восприятия (для обычного разума): его положения на самом верху иерархии существ. Как я уже говорила, Рамана Махариши был аристократом как по происхождению (он принадлежал к касте брахманов), так и по духу. Так что его мнение значит больше, чем суждения миллиона “интеллектуалов”.

Однажды у меня произошел любопытный разговор с одним молодым парнем, бенгальцем по национальности. Он принадлежал к касте Махешъя, земледельцев, одной из бесчисленных под-каст шудр. Этот подросток, его звали Худирам – в честь одного из борцов за независимость Индии, был типичным бенгальцем: темнокожий, плосколицый – смесь дравидийца (народ, живущий на юге Индии) и монголоида. В возрасте пятнадцати лет он оставался совершенно неграмотным и выполнял обязанности моего слуги.

Однажды, в славном 1940 году, вернувшись с рынка, куда я посылала его за рыбой для кошек, он сказал мне, сияя от радости: “Мемсаиб (обращение к европейской женщине в Индии), как бы я хотел, чтобы ваш Фюрер выиграл войну! Я желаю ему победы, и молюсь за нее всем богам!”

Я обомлела. Я никогда не говорила об Адольфе Гитлере с Худирамом – ведь он даже не был арийцем! Я предполагала, что этому парню известно, что где-то далеко в Европе идет война – это знали все – и была не удивлена, что он на нашей стороне: все индийцы в то время были за нас, включая коммунистов (вследствие заключения пакта о ненападении 23 августа 1939 года). “Враги наших врагов – наши друзья”, а Бенгалия была бастионом в борьбе против британского правления. Но я никогда не ожидала такого энтузиазма со стороны обычного деревенского парня.

Я спросила его: “Почему ты на стороне Фюрера? Просто потому, что мы побеждаем?” (французская кампания была почти окончена).

Худирам ответил: “Нет, я был бы на его стороне даже в случае поражения, но я молюсь всем богам, чтобы он победил.”

“Но почему? Что ты знаешь о войне?”

И этот неграмотный подросток сказал, к моему вящему изумлению: “Я не очень-то образован, но сегодня на рынке я встретил своего приятеля, ему лет двадцать – “ученый” парень, он даже немного говорит по-английски, и он мне сказал, что ваш Фюрер ведет эту войну в Европе для того, чтобы разделаться с Библией, и на ее месте утвердить для всего Запада – Бхагавад-Гиту!”

Хотела бы я знать, как отнесся бы Адольф Гитлер к такой интерпретации его военных устремлений, высказанной на калькуттском рыбном рынке. (Тогда я еще не знала, как высоко он ценил эту древнейшую Арийскую философскую поэму. Я узнала об этом только после войны, в Англии, от человека, знавшего Фюрера лично.) Но я вспомнила строки из первой песни Бхагавад-Гиты: “Из разложения женщин происходит смешение каст, из смешения каст происходит потеря памяти, из потери памяти – утрата понимания, и от этого – все зло!”

Меня словно озарило: “Воистину, это старейшее выражение духа “Mein Kampf.” Я сказала мальчику: “Твой друг прав. Наш фюрер борется за то, чтобы Арийский Запад вернулся к вечным ценностям, выраженным в Бхагавад-Гите. Возьми рупию, у тебя сегодня будет выходной. Пойди, угости своих друзей, и расскажи им, что ты слышал сегодня на рынке. Это – правда!”

Обрадованный Худирам направился к выходу, но я задала ему еще один вопрос.

“Ты молишься за победу Фюрера – нашу победу. А ты знаешь, что если мы выиграем войну и влияние моего Фюрера распространится по всему свету, то ты, в рамках Нового Порядка, навсегда останешься тем, что ты есть – шудрой. Ты не ариец. Новый Порядок не предоставит тебе никаких привилегий, ими будут обладать, как и на протяжении столетий, только светлокожие брахманы и кшатрии. В Индии они будут на вершине общества. Ты все еще любишь Фюрера, зная это?”

И этот подросток, выросший в тропиках, говорящий от имени неграмотных масс Индии, тут же воскликнул: “Конечно, я знаю это, и даже больше! Это значит, что дух вашего Фюрера выражает сущность шастр (сакральных индуистских предписаний), что он знает правду и хочет, чтобы мир придерживался истины, так же, как и те великие, что передали священные наставления своим ученикам. Неважно, буду ли я, простой человек, иметь привилегии в этой жизни, или нет. Единственное, что имеет значение, – это божественная истина, и это (теперь я знаю!) – истина вашего Фюрера.

Если я родился простым Махешья, значит, я согрешил в своих предыдущих воплощениях. Но в этот раз я подчиняюсь шастрам, например, не оскверняю себя нечистой пищей, не имею отношений с девушками из других каст, и так далее, – в своем следующем рождении я появлюсь на свет в лучшей семье. И спустя тысячелетия – время не в счет – кто знает, быть может, я буду сыном брахмана, или европейцем, сражающимся за идеалы вашего Фюрера. Кто знает?

Можно ли представить в христианской Европе, чтобы человек неарийского или сомнительного происхождения сказал: “Это – мое наказание за проступки в прошлой жизни. Теперь, если я буду вести себя должным образом, кто знает, возможно, что постепенно я проделаю путь от низшего к высшему и через тысячу лет или больше буду рожден германцем”. Нет, потому что такие идеи абсолютно чужды духу христианства и вере в то, что все души одинаково драгоценны в глазах персонализированного человеколюбивого бога. Это было бы возможно, если бы мы в Европе остались верны нашим старым языческим ценностям. Это – те же “гиперборейские” ценности, которых по сей день придерживаются в Индии, где идея разделения на касты – старейшая на земле форма “апартеида” – и вера, что миром должен править Ариец, широко распространены и не подлежат обсуждению.

Не многим ли обязан фон Себоттендорф, основатель знаменитого Thule Gesellschaft, подготовившего триумф Национал-Социализма, своим визитам в Индию и контактам с индийцами, хранящими свои Гиперборейские традиции?

В индийском предании сказано, что “год людей – это один день богов”. Солярный год, шесть месяцев дневного света и шесть месяцев ночи, и Арктический год, два или три месяца незаходящего солнца летом, и два или три месяца ночи зимой – это день нордических предков наших светлокожих индийских брахманов. Боги – “сияющие”, чей день был равен году – это лишь совершенные образы Арийского человечества: гиперборейцы дальнего Туле, те, кого Тилак, великий ученый двадцатого столетия, упоминает в своей книге “Арктическая родина в Ведах”. Следует заметить, что традиция Арийцев, живущих далеко от Индии, помещает местопребывание самой божественности в те же полярные регионы: греческий бог Солнца Аполлон зовется также “Гиперборейским”.

Сегодня только индийцы – включая неарийские массы, в той степени, что они не испорчены идеями, которые им вдалбливают в головы арийцы-дегенераты (более не Арийцы духовно) – сохранили традицию. Благодаря насильственной христианизации с IV по XV век н.э. Европа ее забыла. Заслуга Адольфа Гитлера – и некоторых его предшественников, таких как Фридрих Ланг (основавший в 1894 году Deutsches Bund) или Ганс Кребс – в том, что они чувствовали традицию интуитивно, с помощью богов, и сделали ее философским базисом своей и политической деятельности.

Священная Свастика, которую Адольф Гитлер избрал символом своего Движения – это очевидное звено, связывающее его с ортодоксальным индуизмом. В Индии ее можно увидеть везде: на вратах храмов, на флажках, развевающихся на вершинах храмов, на стенах, у которых совершаются свадебные ритуалы (как и все индийские ритуалы, перед огнем), на вывесках и обычных объявлениях, и на драгоценностях – “на удачу”.

Было время, когда этот символ можно было найти повсюду в арийских странах, – или странах под арийским влиянием: на греческой керамике, и чаще на троянской керамике (нигде более свастики так не многочисленны, как на черепках посуды во втором слое раскопок Трои, датируемом примерно четвертым тысячелетием до н.э.) и на полуострове Юкатан, населению которого цивилизацию принес белый бородатый бог – бог с востока, очевидно, Ариец.

Сегодня этот священный знак популярен – широко распространен и почитаем – только среди нас, Национал-Социалистов и среди индийцев (две категории людей, среди которых превосходство Арийской расы считается само собой разумеющимся. Как я уже говорила, в Индии правоверные индийцы не-арийского происхождения, к какой бы касте они не принадлежали, разделяют эту точку зрения).

Так пусть же официальная пропаганда вестернизации, демократии и равенства не обманет нас, и не помешает видеть, как близка нам, – также как и раньше, – настоящая индуистская Индия!

Впервые опубликовано – The National Socialist, № 2, 1980

Перевод – И. Мацевич

Взято с разрешения портала “Brangolf” – http://www.thepaganfront.com/brangolf/